350 руб.
Печатная версия

80 руб.
Электронная версия

Тао. Поэтический сборник

Звезда безумия

Сборник верлибров о встречах с замечательными людьми на вечеринках. Динозавр карельской поэзии вновь радует атмосферным путешествием сквозь андеграундные тусовки и личные экзистенциальные видения.

О книге

Увы, описать эту подборку почти не возможно. Годами отточеный стиль, исключительная самобытность и практически стопроцентная недосказанность текста. Там, где все ставят троеточие, именно там и начинается текст Тао. Те состояния, что люди не описывают из-за их мимолётности и странности... Тао описывает экзистенцию подробно и скрупулёзно, словно исследователь. Там, где история вечеринки и влюблённости заканчивается, там начинается Тао.

murka2

Автор

Виктор Фокин - (Псевдоним - ТАО) автор нескольких поэтических сборников. Его творчество не для широкого круга читателей. И, тем не менее, оно привлекает высокой концентрацией чувств, яркой образностью, необычным ракурсом взгляда на, казалось бы, привычные вещи, словно автор фотографирует реальность, находясь в состоянии невесомости.

Отрывок

Лето зализывает раны…

Лето зализывает раны оставленные волками
Болеро отстукивает мгновения – солнце за все
в ответе: ее звали Флорида, мою любовь – скачивали
с торрентов, насиловали на улицах…
зной обнимал, гас как плазменный демон –
было легко вдыхать ущербное солнце трущоб
подсолнухи сканируют синеву, наши безымянные ночи
«Я не знаю!» – молился ангел.
Вламывались в крыши созвездия

…города пылают, падая в мягкое время…
Свернемся улиткой в этот мир. Украдем одежду
у смерти. Хорошие девочки попадают в рай, луна
ковыряет в мозгу своей отверткой –
лижущих со всех сторон псов
выносит в раскаленное вы***ое безлюдье

Зуд мошкары, жара…
скользкий лимузин пылает в дельте:
танцующее счастье в обнаженных мечтах,
шелковый путь грусти – полночь помнила обо мне,
струилась осторожной болью
мы не умираем

полубоги жаждущие рекламы ……………………..

еще

Аромат крови…

1

Аромат крови, аромат свободы –
ангелы под колесами в зубах у счастья: послали гонца
на край света, на х** – никто не спал на районе. Улицы
затянутые камуфляжем, гарью… Осень безмолвна как
заря ислама. По ночам полы блестели как прибой –
Мария Целеста в пучине сна

Родина покрытая славой. Цифровой Бог
на волнах электроники: в центре Зверя Звезда сияла.
Жертвы учились говорить по‑русски.
Был бы в сознании, прочитал бы молитву.
Взял бы сани на ледяную гору.

2

Кактусы сохли на окнах. Пассажиры на остановках.
Топ‑модели красили губы, выходили на подиум –
стрелялись… последний кутюрье которому отдаешь
свое тело. Жизнь – будешь ее вечным солдатом…

лишние на этой вечеринке: ты ищешь того же что и я –
забвения… пузырьки страха перекатываются под
кожей, пьянят… брошенный окурок – время сгорает
невидимой паутиной:
ты свободна

ночь холодна

Магия

Лето – хочется называть ее по имени.
Будешь ли ты летать с ней!
Море, штиль, пляж – мы одни в этом воздухе неудач.
Ржавые баржи покачиваются, испаряя соль…

Новое утро раздето. Распято солнечными сапогами.
Соль на языке, в золоте: механика кипарисов борется
с ней…
– Камилла, вставай! – слой прически напоминает
подсознание парка, сияющий котел юности …дверь:
свисающий полог как сияющая молитва! Как монолог.
Орфей спасся, притворившись безумным! став семенем

…звенящий зной. Пустынное море как время…
позади гаражей автострада льется изумленными
глазами: кожа покрывается металликом событий
…магия подсолнуха, компьютерный слой реки вяло
текущей сквозь город. Мы надрывались на свалке
плоти! Втягивали неоновые города в орбиту новой
истории! Казино времени: время удачи совпало
на всех циферблатах.

Лазурный сапог зноя, холодноватая патология
времени – притворимся муренами, таблоидами
приключений! Манна небесная да не иссякнет
над нами!

пчелы возвращались в ульи – черные угли
время удачи обнулило дисплеи

еще далеки от рождения

Из рая, с любовью…

Из рая, с любовью… Компьютеры жгут образы, память.
Переулки печали тянули дни – солнце отдыхало
на крышах, спинах. Можно зажигать спички о воздух,
не бояться ошибок

Ангелам вставило в электронной пыли:
Россия с алмазами в небесах. Парили, тестировали свои
программы – всегда в онлайне, или сошли с ума…
записаны в базах бессмертия
«в день, когда музыка умерла…»

…слепни садились на плечи, сияли
дни изнеженными порталами – под сдвоенным
трипом, под сдвоенным небом – «джайлау» лениво
шептали травы, повсюду зеро: кончаем в эту бездну…
Синева и накатывающее безмолвие.
Пляжное солнце иезуитски красивое

сервера пожирают будущее,
лайнеры разламываются в полете нежным пламенем
Модильяни… благоухает время, космос… звезды
пахнут спайсом – у всех разные даты рождения,
но одна дата смерти: 00.00.00… тут забудешь Сына
Божьего и Отца. И ты бы тоже не захотела

Море: в комнатах – полдень
…сквозняк колыхал занавеску: ветер неповторимый…
не мог проснуться, сгорая от счастья! …смотрел сквозь
прицел: сквозь грозу прорываются миражи
и катаются кошки в пыли

Измерения

1

Анатомические особенности кварталов жуют
галактический мусор, согревая ноги. И память… стая
леммингов в отдалении делает мне знаки…
Плетусь по лестнице на пятый этаж – солнце выжигает
сальсу на плечах …вхожу в полумрак, снимаю обувь.
Офелия затаилась за дверью словно ручная газель:
я знаю, что ее здесь нет, но улыбаюсь

2

…это не пески жгут у меня в животе. Это дашики
голода… бриз скользящий в относительной плоскости
зеркал, вытесняющий сны, словно мы сами по себе –
Стефания талантлива на этом ветру сдирающем мою
кожу. Искрится, струится – обещает боль

в нашем бризе всегда столько льда

3

Нюхали нашатырь, поднимались на эшафот:
у меня Астарта в гостях.
Сижу у стены, жгу огонь на полу – в полуяви:
колышется Кошмарный Корабль, медленно
натирает спину переборка…
– Кто там?.. – кричу на верхнюю палубу.
Скрип усиливается ночами – кроме ночей
ничего и нет, «спать, спать…» хлопает парус.
В это время Астарта поднимается на борт.

Критика

Валентина Калачёва

Для меня мистицизм текстов Тао не пошл, не поверхностен и не нарочит. В нем нет позы. В чем его суть — поди знай. Как говорили англичане, What is hits is history, аnd what is mist is mystery (Что попало в цель, то история, а где туман, там тайна.). Мистика Тао — это в данном контексте тайна. То есть мы, простые российские граждане, бродим ёжиками в густом тумане его причудливо связанных словес и понимаем их мистику на уровне, что марксист вряд ли бы написал:

Дмитрий Хрусталёв-Григорьев

Когда Тао выпустил "Причуды 2.0" я жестоко обломался стойко читая страницу за страницей, поскольку выяснилось, что основные действующие персонажи "Причуд", не люди, а вещи. А жизнь вещей, сколь бы сюрреалистической она не была, меня не возбудила. Я метался от запаха горящих шин к медленным черепахам сна и рассыпался о разламывающиеся ставни. Знаю, что имея хороший заработок и приличную кофейню, я бы с восторгом за год и 120 чашек эспрессо высмаковал бы эту книгу, но увы.

И какой же радостью было найти проституток, полиционеров, хипарей и художниц - всю петрозаводскую вакханалию, да ещё и со звуком и цветом, в "Звезде безумия"! Но постой безумная тройка! Действительно ли книги "Трип" и "Звезда безумия" мне нравятся, а обе части "Причуд" не оставляют следа в памяти из-за пресловутой сюжетности? Да. С каких-то времён я перевариваю литературу только в форме документалистики. Тогда вопрос: как соприкасается документалистика и верлибры поэта-мистика, ходящего над безднами, Тао? А очень просто, он отпускает сознание в свободное плавание и документально фиксирует результат его брожения. Когда его сознание окружают призраки, эхо, ангелы, плоть прочих людей, он фиксирует рефлексию. И тут я могу сорефлексировать и сотворчествовать его тексту.

Внимательный читатель мог бы меня упрекнуть в том, что тексты названные мною "жизнью вещей" поэта-мисика, ходящего над бездной, Тао, есть ни что иное, как документальное описание состояний духа художника. Вот тут вся загвоздка: эти тексты написаны на личностном символическом языке коий может понять только медиум, либо человек обладающий ровно таким же языком. Какая уж тут сорефлексия? Вся соль: Тао начал говорить о людях которых я узнаю, что позволяет познать его самого, и в этих текстах он перестал быть "вещью в себе", стал нагим. А голый художник, одно из самых гуманистичных явлений искусства.

Условия доставки

Электронная версия высылается на указанный ваии мейл, печатная высылается «Почтой России» или ТК, доставка оплачивается покупателем.

Закажите книгу прямо у автора!