evgenij-tyutelev

Жанна Лозоватор

Сценарист, организатор мероприятий, модель

Жанна Лозоватор знакомит нас с интересными личностями Петербурга, с их сферой деятельности, взглядами на жизнь и работу, внутренними принципами, имиджем и стилем, творческим путем становления. В проекте принимают участие танцоры, режиссеры, актеры, шоу-мены, музыканты.

Создатели интервью

 

Анна Ефремова

Кинорежиссер, продюсер

Основатель профессионального сообщества «unit of INDEPENDENT filmmakers», создающего рекламу, музыкальное видео и объекты визуального искусства, а также работает в качестве режиссёра-постановщика в сфере ивент-бизнеса.

страница в контакте

 

Фото-интервью

Анна Ефремова

В 2010 году кинорежиссер Анна решает снять короткометражный фильм «Turbo», работа над которым длится более 5 лет, в итоге короткий метр превращается в полнометражную кино-жевательную картину. В октябре 2016 года стартует турне фильма «Turbo» по городам России.

— Анна, с чем связан выбор режиссерской профессии? Знаю, что ты изначально начинала учиться на актрису-вокалистку.

— Я никогда не мечтала стать режиссером. В детстве я хотела стать актрисой или дизайнером одежды. В школе я всегда была задействована во всех творческих мероприятиях, с удовольствием играла разные характерные роли на Новогодних праздниках: от Чебурашки до пародиий на учителей. Параллельно с общеобразовательной школой я закончила художественную. В 9-м классе родители подарили мне швейную машинку, чтобы я готовилась к поступлению на дизайнера. Заканчивая одиннадцатый класс, я не была уверена, что хочу учиться именно на дизайнера, зато понимала, что хочу в Москву. Родители не отпустили меня в столицу, считая, что мне рановато туда ехать. Тогда я поступила в Технологический колледж в своем городе на «Туризм», потому что обучение по этой специальности длилось всего 2 года. Это образование, на мой взгляд, мне особо не пригодилось, зато за это время я определилась с профессией, которую хотела освоить. Мой друг напомнил мне про мечту стать актрисой, родители поддержали мой выбор. Я стала готовиться к поступлению в театральный ВУЗ, брала уроки у драматической актрисы, в результате поехала в Москву на вступительные туры. В театральных институтах всегда огромный конкурс, но тут был просто бум. Я видела толпы абитуриентов, смелых и не очень, талантливых и не очень, иногда было очень страшно, но интерес и желание закрепиться в близкой мне по духу творческой среде победили. В ГИТИС (РУТИ) на эстрадный факультет я поступила чудом, по принципу «меня в дверь — я в окно», экзаменационной комиссии проще было взять меня на курс, чем держать оборону, я буквально ночевала в университете и просачивалась на все экзамены. Не заметить меня было невозможно, я одевалась тогда в красную одежду и носила длинные красные волосы. Отучившись один год в качестве «актрисы-вокалистки», я поняла, что хочу нести свою идею, а не идею режиссера. Будучи всего лишь студенткой 1-го курса, я позволяла себе не соглашаться со мнением мастеров, частно шла вразрез с рекомендациями преподавателей. Мастер курса — Михаил Мокеев дал добро, чтобы я сдавала экзамены и переводилась в режиссёрскую группу. Благодарна судьбе, что попала в мастерскую именно этого мастера, он стал моим первым проводником в искусстве. У нас был актёрско-режиссёрский курс, я перевелась на режиссуру, оставаясь в своей группе, но получила возможность работать с актёрами. На 3-м курсе я попробовала снять первую кино-работу. А когда попробовала — поняла, что я нашла то, чем не могу не заниматься. Институт я закончила как режиссер, работала на эстраде и в театральных проектах, как режиссер и актриса. Затем была киношкола «Арткино» и спец-курс режиссёра и продюсера — Владимира Аленикова. Я продолжала ходить на мастер-классы кинодеятелей, в том числе зарубежных. То есть путь к теперешней профессии получился довольно кривой (улыбается), кроме того, путь этот продолжается.

— Как режиссеру, выступающему руководителем и координатором проекта, сплотить команду (актеров, художников, операторов и т. п.) для достижения требуемого результата?

— Профессия режиссера, прежде всего, означает руководить. Творческая сторона, как раз, может быть менее значима. Творческое зерно заложено в каждом человеке, а вот зерно руководителя — далеко не в каждом. Поэтому всех удержать — это задача номер один для режиссера. Особенно если снимаешь малобюджетное кино, коим и является «Turbo». А если картина еще и дебютная, то это сделать в десять раз сложнее, потому что мотивация для твоей команды, это не рубль, а интерес, идея. Если ты, как режиссер, ей горишь и можешь передать этот огонь своей команде, то и им будет интересно работать. В тот момент, когда им станет не интересно, собрать команду будет крайне сложно. Это один момент, второй — уже в процессе съемок, самое важное, чтобы команда тебе доверяла. Для меня фильм «Turbo» стал некими качелями, например, в определённой ситуации актёры знали поведение своих персонажей и чувствовали их лучше, чем я. Я не сразу это приняла. Режиссёру нужно учиться тому, чтобы видеть ситуацию сверху, отслеживать что улучшает историю, где можно пойти на компромисс, а где компромисс невозможен. Каждая творческая личность в команде должна иметь право внести своё видение в общее дело, кино — это коллективное творение, но финальное решение всегда должен принимать режиссёр. Ведь никто, кроме него не представляет всю картину целиком, до момента пока фильм не выйдет на экран.

— Фильм «Turbo» — это твой первый полный метр, первый опыт, боевое крещение, так сказать. Что нового открыла для себя в процессе реализации этого фильма, чему научилась? Ведь картина снималась достаточно долго, около 5-ти лет.

— Для меня этот фильм, как, впрочем, и для многих членов команды, для кого он являлся дебютным, представляет собой киноакадемию, от первого курса и до последнего. На первом курсе ты — амбициозный бесстрашный, ставишь себе почти недостижимые цели. К последнему курсу ты мыслишь более рационально и приобретаешь профессиональную мышечную массу благодаря тому, что пришлось преодолеть. Дипломом в нашей киноакадемии «Turbo» стал выпуск самого фильма. Сейчас ощущаю себя так, будто осваиваю степень магистра в кинопродюсировании. Каждый день производства дебютного фильма — это, безусловно, новый опыт, который складывается в копилку и превращается в необходимый багаж, который дает возможность далее существовать в профессии. На съёмочной площадке всегда может случиться непредвиденная ситуация и режиссёр вместе со съёмочной группой должны найти решение в режиме реального времени, в идеале — обращая все возникающие минусы в плюсы. Но лучше все-все процессы планировать так, чтобы на постпродакшене не пришлось бы исправлять недоработки съёмок. У команды постпродакшна фильма — Мультимедийной компании «Seance For 2» было много задач, вместе мы провели масштабную работу со звуком и финальным изображением фильма, ведь на съёмках мы использовали самый скромный набор техники. Очевидно, что люди из команды стали моими близкими друзьями. За эти пять лет я сама, как личность, изменилась, сейчас бы некоторые моменты в «Turbo» осуществила по-другому. Но не нужно ничего улучшать, в этом вся прелесть, кино запечатляет время, в том числе и период жизни его создателей. Я настолько сейчас отстранилась от фильма, что смотря его как зритель, нахожу ответы на вопросы, которые, будучи режиссером, даже не ставила. Т. е. фильм живет своей жизнью.

— В чем, на твой взгляд, секрет популярности некоторых фильмов на протяжении длительного времени?

— Для того чтобы кино стало популярным и завоевало зрительский интерес, будь то мейнстрим или авторское кино, режиссер, сценарист, да и вся команда должны создать уникальный мир, отличный от бытового, который интересен, а персонажи в нем должны быть архетепичны, взаимоотношения между героями должны быть узнаваемы, темы понятны. Например, в «Turbo» есть тема потери и обретения любимого человека, есть тема страха, необходимости перемен и столкновения человека с этими переменами, когда он боится сделать «шаг в завтра» и за него этот шаг делает кто-то свыше. Мне сложно говорить о своем продукте, но, на мой взгляд, нам удалось создать тот самый уникальный мир и сделать персонажей похожими на людей из зала, хотя бы немного. В этом и есть ключ к успеху.

— Кинокартина «Turbo» позиционируется как авторское кино. А чем, на твой взгляд, принципиальное отличие авторского кино мейнстрима?

— Мейнстрим — это коммерческое кино. Его цель — заработок денег. Оно делается как уравнение, там четкий жанр, или если есть смешение жанров, то над сценарием работают большие профессионалы, там все выверено, на заданных минутах должны срабатывать определённые эмоция. На всех этапах производства мейнстрима импровизации минимальны. Такое кино заточено на базовые эмоции зрителя: сочувствие, страх, смех. И зритель за этим идет в кинотеатр, платит деньги за эту эмоцию. Авторское же кино имеет право на то, чтобы содержать не четкий жанр. В авторском (его ещё называют режиссёрским) остро ощущается мировоззрение автора, создатель, как через призму, преломляет через себя реальность, и такое кино нужно воспринимать, как явление, как объект искусства. Буквально: смотреть также, как в музее смотришь на живописную картину. Правда, к картине в музее не приложена инструкция, сколько нужно на нее смотреть, чтобы получить впечатление, а вот у киноленты такая инструкция есть — это длительность фильма. Если зритель не досмотрит фильм, он тоже получит впечатление, но оно будет не достаточно полным.

Это и есть фундаментальное отличие: мейнстрим — бизнес, а авторское кино — искусство, или же претензия на искусство. Авторское кино тоже может стать коммерческим, может начать приносить прибыль, но на это способны единицы режиссёров, и они, как правило, создают свой собственный жанр, их имена становятся брендами — Тарантино, Бессон, Братья Коэны, Иньярриту, например.

— А все-таки, ты можешь отнести «Turbo» к какому то жанру?

— Конечно. Поскольку это кино, все-таки, авторское, могу позволить себе назвать его сюрреалистической киноновеллой. Если приближаться к жанрам коммерческого кино, то это мистический триллер, либо даже супер-мистический, где с героями происходят события, не поддающиеся рациональному объяснению. Иногда зритель теряет понимание где сон, где реальность... Признаюсь, необычно и приятно наблюдать за тем как каждый зритель по-своему интерпретирует события фильма.

— Основная философская линия твоего фильма, это о желании перемен, их необходимости и страхах перед ними. Как ты считаешь, почему большинство людей боится перемен?

— Перед показом фильма, всем пришедшим зрителям я вручаю жвачку «Turbo» и спрашиваю о чем они мечтали в детстве. В детстве мы не боимся мечтать, у нас нет страхов, что что-то может не сбыться или не получиться. Например, я в детстве мечтала познакомиться с Брюсом Уиллисом, и именно эту мечту я отдала своей героине Олесе. Когда я была ребёнком мне не казалось, что эта мечта не осуществима. Однако сейчас, уже в зрелом возрасте, я понимаю, что в реализации данной мечты есть определенные преграды (смеётся). Более того, я могу выглядеть глупо, мечтая о чем-то таком, казалось бы, нереальном. Во взрослом возрасте появляется много страхов, они связаны с потерей работы, статуса, близких и т. п. Самый актуальный ежедневный, на мой взгляд, человеческий страх — это боязнь перемен. Когда мы окружаем себя вещами, людьми, делами, которые дают нам понимание завтрашнего дня, мы как-то успокаиваемся. А вот когда мы не понимаем, что нас ждет завтра, это уже выход из зоны комфорта. Не многие люди в зрелом возрасте готовы поменять комфорт на мечту, на самом деле. Страхи заложены в человеческой природе, но с ними непременно нужно бороться, задавая себе ежедневные вопросы: Кто я? О чём мечтаю, по-истине? Я на верном пути?

Главная героиня фильма готова меняться, делает первый шаг, но как и все боится, тогда в игру вступает Высшая сила, стремительно меняя её жизнь, напоминая о детских мечтах, возвращая к самой себе. Сегодня для меня «Turbo» — это картина о взаимоотношениях Человека и Бога, где Человек находит в себе смелость, а Бог вознаграждает за это. Уверена, лучше рискнуть измениться, чтобы не жалеть в будущем, что ты упустил шанс направить свою жизнь в более счастливое русло.

— Если оценить уже прошедшие презентации фильма в тех городах, где они уже прошли, чем отличается восприятие картины в Санкт-Петербурге? Можешь ли выделить какие-то особенности?

— Питер, пока, второй город, где прошла презентация фильма, первым был Пятигорск. Эти два города — два разных полюса — северный и южный, причем не только географически, а именно с точки зрения зрительского восприятия. В Пятигорске зритель больше привык к коммерческому кино. Во время просмотра «Turbo» в Пятигорске, я заметила, что зрители более живо реагируют на шутки, на иронию. Это похоже на стремление подтянуть впечатления от раннее увиденных фильмов. В Питере не особо смеются, но более внимательно смотрят, и я наблюдаю погружение в картину. Тут зритель более насмотренный, более готовый к такого рода кино. Публика действительно разная, но, есть один похожий отзыв, который, кстати, я услышала еще год назад, на предпремьерном показе в Москве — зрители говорили: «Я ничего не понял/а, но мне очень понравилось. Хочу пересмотреть, где найти?» Такое вот контрастное впечатление. Это оказался самый популярный отзыв, я не раз его слышала и в Пятигорске, и в Питере. Я стараюсь ничего не объяснять зрителю, а предлагаю ему с этим пожить. На самом деле, мне любо получать такой отзыв, так как это очень похоже на мое личное впечатление от чего-то настоящего. Если я посмотрела спектакль, или фильм, который меня зацепил, то я всегда молчу, мне не нужно его разжевывать, он во мне постепенно оседает и живет, я его вспоминаю, анализирую, возвращаюсь к нему мысленно время от времени.

— Немного отвлечемся от линии нашего диалога. Предлагаю поговорить о твоем стиле. На нашей фотосъемке ты выступила в эдаком мужском стиле, мол, профессия режиссера считается мужской. А какие образы предпочитаешь в повседневной жизни, что носишь, как себя позиционируешь?

— Если говорить о профессии, то на съёмочной площадке я могу работать только в брюках. В юбке не могу, так как ярко ощущаю в себе женское начало, а режиссер — это, все-таки, преимущество мужского начала. Конечно, я остаюсь женщиной, но, мне необходимо занимать доминантную позицию, поэтому только брюки. В повседневной жизни люблю носить вещи, которые подчеркивают женственность. Вообще, мой стиль трансформировался глобально на протяжении нескольких лет. Когда я была актрисой, то многие вещи с площадки кочевали в мой гардероб. Это был некий микс из исторических атрибутов, и родители были в шоке, когда я приехала домой после первого курса. Сейчас конечно, отлично понимая, что меня встречают по одежке, стремлюсь одеваться элегантно, выбирая вещи «пародистые», из качественных тканей, в основном темных глубоких оттенков, но при этом стараюсь разбавлять образ яркими атрибутами: шарф, сумка, помада и т. п. У меня еще такой типаж, что если мне одеться очень просто, в джинсы и толстовку, то я буду выглядеть на 15 лет (улыбается). Поэтому не могу себе позволить, да уже и не хочу, выглядеть не элегантно. Ведь от этого меняется и поведение и подача себя. Как режиссер, я не имею права выглядеть неподобающе.

— И, напоследок: планы и заветные мечты на ближайшие пару лет?

— Хотелось бы расширить рамки режиссуры, поэтому осваиваю профессию сценариста и продюсера. Я пишу сейчас параллельно две работы: одна — драма, вторая — комедия. Работаю в тандеме с профессиональными сценаристами и в одной из работ планирую выступить в роли сценариста и режиссёра, а во второй — сценариста и продюсера. Обе работы — это полнометражные картины. Мне, также, было бы интересно заняться благотворительностью с помощью своей профессии: интересно снять социальную рекламу, это тоже будущий проект. Если говорить откровенно, то начиная от момента желания стать режиссером, и до сегодняшнего дня — изменилась моя мотивация.

Изначально мне казалось, что режиссёр — это, как минимум, модно, а сейчас я понимаю, что это миссия. И если я говорю с экрана какую-ту мысль большой аудитории, то несу за это ответственность, потому что это может повлиять на жизни зрителей. Второй этап, обретя некое режиссерское имя и репутацию, можно делать важные вещи для общества не только в кино, и тебя услышат, твое слово будет весомо.

Анна Ефремова