Ирина Курганова

Ирина Курганова — Играй как Бекхэм

Ирина Курганова — Капучино

 

Ирина Курганов

Автор-исполнитель

«Любители рока называют меня бардом, любители бардов - рокершей, а любители шансона - исполнительницей шансона. Истина, как всегда, где-то посередине», — говорит Искра.

Ирина «Искра» Курганова — самарская исполнительница собственных песен под гитару. По образованию филолог-журналист. Неописуемая энергетика её выступлений, в которых живут искусно сотканная женская красота, песенная нежность и магия интеракций, погружает слушателя в самобытный, противоречивый и искренний мир тайн и открытий.

Группа ВК

 

Интервью

Ирина Курганова: Чувствую себя Бузовой андеграунда

Каково быть женщиной в творчестве? Что прячется за нарядами и локонами? На что можно пойти ради съёмок клипа? Об этом и многом другом рассказывает самарская «Искра», автор-исполнитель Ирина Курганова.

— Ира, давай начнём с прекрасного! Девушка в творчестве — это?.. продолжи фразу.

— ...Это мужчина! Кроме шуток. И я не исключение.

Есть такая поговорка: «Стопроцентная женщина — хаотичная дура». «Творчеством» стопроцентные женщины или под них косящие называют кулинарию и рукоделие. Чтобы подняться на уровень настоящего, вне зависимости от технической подкованности, творчества, нужно быть хоть немного мужчиной.

Мне повезло, что не пришлось самой додумываться или доживать до понимания. Просто в 14 лет шла из гостей с парнем. Я была влюблена, он нет, но провожать вызвался сам. Говорили о музыке. Лет через десять его песни распевало большинство руссскоязычного населения, потому прислушаться и запомнить стоило. Он выдал: «Чтобы заниматься роком, в женщине должен быть высокий процент мужского». Я тогда и рок, и авторскую песню только слушала, но, видимо, подсознательно планировала осмелиться на что-то замахнуться, раз разговор туда свернул. Фраза врезалась в память.

С тех пор и по сей день, как только вижу тест на соотношение мужского и женского, прохожу. Тогда вышло 50 на 50. В «чуть за двадцать» и до «чуть за тридцать» мужское упорно перевешивало. Гордилась даже, памятуя о контрасте с внешностью, который с годами только усиливался и давал дополнительный фунт изюма. И только когда психолог-мужчина заметил, что в отношениях с мужем лидер и мужик — я, больно задело. Бросилась быстрее во всякие «марафоны» и «секреты женственности». Через четыре года результат: 90 процентов женского на 10 — мужского. Но, поскольку условия моей жизни и моё окружение не изменились, выяснилось, что «мужественность» моя — механизм адаптации под среду.

В творчестве, если не обманываться нарядами и локонами и не впадать в сюсюкающее умиление либо, наоборот, в презрение к гипотетически глупой курице, мужчинам со мной довольно легко работать. Знаю, чего хочу, понимаю свои недостатки, умею концентрироваться и выдавать быстрый результат или вывод. С женщинами же я сотрудничаю не непосредственно в реальном времени и не по технической стороне дела. Тому пример — несколько песен в соавторстве с Полиной Ананьиной, где мои только тексты, и несколько — с Кирой Дубровиной, с моей музыкой и некоторыми дополнениями стихов.

— В творчестве для тебя имеет значение вопрос пола?

— Да, и хорошая сторона в нём для меня только одна: помогают в большинстве случаев мужчины. Без корыстной или интимной подоплёки, просто они по природе щедрее, тем более, к женщинам.

В остальном почему-то всё время приходится доказывать, что я не верблюд. Или верблюд, но это к делу не относится. Или: верблюд, не верблюд — в музыке главное не это. В двадцать три-двадцать четыре года я довольно чётко выразила свои проблемы с «женским вопросом» в песне «Играй, как Бекхэм». Одноимённый фильм уже давно не новинка, а проблемы в моей жизни остались те же.

Удивляет восприятие других людей. Имея примерно одинаковый, с поправкой на возраст, уровень внешности и кругозора, лет до двадцати я почему-то считалась страшненькой ботаничкой, а после тридцати — чуть ли не ТП, во всяком случае, помешанной на нарядах пустышкой. Хотя, если подумать, даже забавно, у многих женщин всё наоборот.

Для противоядия таким комментариям и высказываниям надо постоянно сильно напрягать оптимизм. Что бывает трудно, когда какой-нибудь сотый незнакомый мужчина считает своим долгом проинформировать в два часа ночи, что мне лучше бы не петь, а фоткаться голой. Напишет он такое мужику с неважным голосом? А мне, значит, можно. Закрываю комментарии и сообщения сообщества, конечно. Но, по природе очень совестливая, к тому же, многократно «битая» добрыми людьми, начинаю чувствовать себя Бузовой андеграунда. Вот сейчас сама мизогински пошутила. Почему Бузова, а не Зверев, например?..

Мне вообще непонятна тема плохости нынче самодеятельного исполнения. Алло, а как зарождались рок и авторская песня в Советском Союзе? Где были бы нынешние классики того и другого, если бы их поджидали со своими плевками и помидорами такие вот диванные критики? У нас что, теперь вместо литовок и людей в погонах зрительская цензура открылась? Это страшно. Официальные запреты можно обойти и с радостью сыграть для тех, кто лезет ради тебя в окно клуба или проходит через тридцать три шифра на квартирник. Когда петь не для кого, много хуже.

Если вернуться к вопросам гендера, то главная моя задача, наверное, оставить главным по творчеству своего внутреннего мужчину, а по жизни — внутреннюю женщину, не ущемляя при этом прав другой стороны.

— Но тебе нравится быть представительницей прекрасного пола? И что это значит, по-твоему?

— С 11 лет и до 30 терпеть не могла, что женщина. Начиная с первых неудобств и издержек созревания и попыток втягивания меня в женскую конкуренцию. В 30 лет почти одновременно посмотрела «О чём говорят мужчины» и прочитала книгу Александра О’Шеннона «Антибард». И поняла, что мужчины — тоже люди! Шутка, конечно, но до того часто казалось, что им, во всяком случае, в российской провинции, легче жить. Хотя авторы и фильма, и книги существуют в столице, спасибо, что позволили залезть себе в голову и понять, что там тоже непросто.

Сейчас представительницей именно прекрасного пола — нравится. Если получается, стараюсь соответствовать. Я вообще по природе вдохновительница, муза, нравится воодушевлять хоть кого, включая женщин, детей и животных. А вот представительницей коварного, склонного к интригам, недалёкого, не по делу эмоционального, меркантильного и не всегда способного к настоящей дружбе пола — не нравится.

Когда-то работала в газете, коллега читала вслух анонс нового на тот момент сериала: «Маша — обычная девушка, которую интересуют секс, шмотки и зарплата мужа...». Ира, тебе никого случайно не напоминает?». Я страшно обиделась, а потом подумала, что, если не иметь дело с ипостасями музыканта и музы, может, так оно и выглядит... вдали, в темноте и со спины. А ведь в то время, и в сумме десять лет, мы жили очень бедно в доме без удобств. Я топила печку, таскала воду, мыла посуду из чайника и даже пыталась рубить дрова. Но не хотела строить из себя жертву. А что до шмоток... счастливое умение выглядеть дороже в вещах из секонда, с чужого плеча или самосшитых досталось мне от мамы. До сих пор пользуюсь, да так, что и знающие меня, казалось бы, люди путают меня с самоуверенной богачкой.

— Многие авторы-исполнительницы пишут песни от мужского лица. Почему, как ты считаешь? Есть ли у тебя такие песни?

— Если совсем воспарить в высокие материи, то, вероятнее всего, из-за Анимуса и Анимы, юнгианских архетипов мужского и женского, в каждом человеке. Если чуть заземлить предположение, то интересно ведь залезть в голову и душу партнёра или мужского идеала.

Песен таких нет, стихов тоже не припомню. Были прозаические эксперименты, и юношеские, и попозже. Как раз по причине моего второго предположения. Если человек искусства, музыкант или писатель (про художников и танцоров не сочиняла, точно не знаю), открыт в своём творчестве, его довольно легко сперва скопировать, потом оживить этот образ. У меня получалось, что выдумывала за своего персонажа фразы, которые впоследствии действительно произносил тот, на кого герой был похож. Это магия вне зависимости от уровня, даже если она идёт в стол, а затем — в «корзину», как в моём случае.

— Все твои герои и кумиры мужчины?

— Именно герои и кумиры — да. Порой прямо богами их для себя могу назвать. Но женщин я тоже, хотя и не так часто, слушаю. В детстве Анну Герман, Пугачёву времён «Ах, как хочется жить» и «Двух звёзд». В юношестве — Янку, Умку, Диану Арбенину. И американский грандж: «L7», «Babes In Toyland» и даже Кортни Лав, которую поклонники «Нирваны» слушать не должны. Сейчас — порой Ирину Богушевскую, а больше — Зою Ященко, именно в тандеме с Дмитрием Баулиным. Но никого из героинь не вижу в бронзе.

Недавно перечитывала «Хозяйку гостиницы» Ирины Грековой (Елены Вентцель). Главная героиня там — восхитительная женщина, но обыкновенная, земная. В экранизации Станислава Говорухина «Благословите женщину» этот же персонаж — икона, чистейшей прелести чистейший образец. Может быть, идеализация противоположного пола и реалистичное восприятие своего типично.

В связи с гранджем вспомнила, что конкретно в гитарную музыку меня «привели» именно женщины. Статья в журнале «Ровесник» под названием, кажется, «Нирвана», «Четыре таракана» и другие», которую написала гитаристка женской панк-группы, перевернула мой мир. Или, точнее, он сам долго и понемногу поворачивался, а, подняв глаза от страницы, я это заметила. Походила несколько месяцев перевёрнутая, и однажды ворвалась к подруге детства с криком: «Мы будем делать рок-группу!». Подруга, то была Полина Ананьина, не замедлила отреагировать: «А можно, я на бас-гитаре?». Из инструментов у нас на тот момент было по дровяной акустической шестиструнке, одна другой жутче, но нас это не остановило. Мне ещё долго было жаль, что позже всё сошло на нет. Группа «Зверские Зайцы», не давшая толком ни одного концерта, могла бы быть адской... или райской... смесью «ВИА Гры», «Ранеток» и раннего «Кино» (исключая продюсеров)!

— Круто! Пойдём дальше... Ты недавно сделала кавер на песню Константина Арбенина. Костя для тебя особенный музыкант?

— Особенный. Даже не то, что музыкант. Его музыка ходила рядом со мной почти двадцать лет. Озарение масштабом явления случилось после сказок, интервью и участия в организованных им сборниках. Словно о нём песня: «Просто я работаю волшебником». То есть, Константин для меня реально волшебник, а не просто музыкант. И как-то вдруг я на волне волшебства услышала «Горошину». В ней соединилось всё: и сказочность, и поэтическое дарование, и проникновение в женскую природу, и потрясающая мелодика. И попадание конкретно в меня, которую по жизни дразнят «принцессой на горошине» за слабый и крайне избирательный организм. Здесь история взрослой женщины, королевы, в которую выросла принцесса, и я по возрасту и велению сердца сочла возможным примазаться.

— А как ты вообще относишься к каверам?

— К искренне и с любовью сделанным — хорошо отношусь. Суперклассный профессионализм тоже порой может потягаться с искренностью и любовью. Да и просто высокая личная мотивация, даже по иррациональным причинам. Не терплю узколобого фанатизма типа «руки прочь от святого», «Высоцкого может петь только Высоцкий». Кстати, и фильмы «Спасибо, что живой» или «Лето», к которым предъявляют аналогичные каверам претензии, мне симпатичны, невзирая на, а то и благодаря моему трепетному отношению к Высоцкому, Цою и Майку. Когда был телевизор и хотелось его смотреть, ловила эфиры передач с перепевками типа «Достояния республики».

К сделанным мною — противоречиво отношусь. Я в курсе, что плохой исполнитель. Иногда желание перевешивает страх, а иногда просто, бывает, взыгрывает иррациональность. Без души не делаю в музыке ничего, и если записала что-то чужое, значит, так просила душа. Засветка и появление в высококлассной компании — распоследняя причина, если она вообще есть. Нечего сказать и кавер как следствие — совсем не про меня. Бывает, что не желаю или стесняюсь нести на люди то, что рвётся быть высказанным мною лично, и тогда хватаюсь за кавер, можно даже первый попавшийся и незнакомый, как было с историей моей травли в Интернете в 2016 году. Сто тысяч раз подумала, что лучше бы своё тогда записала, но «хорошая мысля приходит опосля».

Кавер-бэнды как способ заработать денег искренне не люблю!

— Поздравляем с премьерой клипа. Расскажи подробности!

— Благодарю. Ради клипа и помощи в аранжировках я фактически продалась в рабство! Кроме шуток, такова была моя мотивация на довольно малооплачиваемую работу в фотосалоне, директор которого — известный андеграундный музыкант. В фотосалоне мне ещё приходится за всеми убирать, мыть посуду и выносить мусор, ибо никого хозяйственнее среди собрания творческих личностей не нашлось. Рассказывал директор как-то, что снимает клип своей подруге и коллеге, и тут я, как тот герой Козловского: «Вот сижу и думаю: ну, не дурак ли я!». И мне, говорю, тоже сними. Энтузиазма с той стороны не встретила, он далеко не фанат моего творчества, но согласие — оно и без восторгов согласие. Оглянулась на ситуацию и поняла, что имею в активе: двоих крайне занятых мужчин-«виктимов» по соционике (мужа и начальника), себя-«инфантила» (кто в курсе, поймут, что это за команда, к тому же, состоящая сплошь из этиков-интуитов), почти нулевой бюджет, рабочий фотик, отсутствие сценария и режиссуры... и большое желание сбыть мечту. Пришла пора включать своего внутреннего мужчину, решила я. И стала сама себе режиссёром, сценаристом, продюсером, костюмером, стилистом, гримёром и актрисой. Главную мужскую роль сыграл Сергей Коныгин. Съёмки и монтаж были отданы во власть Алексея Караковского. Ну, а аранжировка, сделанная Вячеславом Горловым ещё в 2011 году, осталась без изменений. За три съёмочных... даже не могу сказать «дня» — три съёмочных урывка по паре часов — мы попытались создать микрофильм. Наверное, мне клипы «Ленинграда» подсознательно не давали спокойно спать да «Зависть» «Умытурман».

Но самым долгим оказались отнюдь не съёмки и не сценарий, а сподвигнуть Алексея завершить монтаж. Я настолько устала ждать, что выложила на майские праздники промежуточную версию клипа вместо основной, искренне веря, что чистовой уже не предвидится. Когда Караковский завершил первый вариант, мы с мужем находились в черноморском посёлке. Связь в гостинице была плохая, а загрузить я жаждала прямо в тот же день. И вот я и Сергей поочерёдно выходили на набережную, вставали на парапет и поднимали вверх руки с планшетом, чтобы клип залился побыстрее. Полтора часа дежурил он, полтора я. Хорошо, что внезапный дождь не пошёл, там это часто, да связь не прервалась. А через пару месяцев оказалось, что зря мучились, окончательная версия преспокойно была загружена за полчаса с домашнего компа.

— Что ещё хорошего произошло за этот концерный сезон?

— Поскольку я и не профессионал, и не артистка, время на концертные сезоны делю скорее как слушатель. Самые яркие посещения — самарская презентация «Песен для бузуки» Василия К. в ноябре и фестиваль проекта «антиАрмия» «Дадим миру шанс!» в Питере в марте.

Собственные порадовавшие даже меня, что редкость, выступления... 5 ноября в Самаре на моей работе (мини-фест «Кандинский». Полгода вопреки«), с импровизированным аккомпанементом Алексея Караковского на басу и Юрия Бабединова на мелодике. В тот кусочек вечера я сыграла с другими людьми впервые со времени тяжёлого для меня распада группы «Искра и АматЁры», и словила кайф после перерыва в пять лет. И фестиваль «Соборище» 9 марта 2018 в питерском клубе «Наше место», где во мне обнаружилось больше драйва, чем на «Фестивале Одиночек».

— Чем порадуешь в следующем году?

— Себя хотела бы порадовать продолжением традиции «трёхгодичных отчётов»: оба мои альбома, с группой и без, выходили в конце декабря с разницей в три года. Материал потихоньку идёт, и пока есть надежда, что новый альбом будет, в конце этого года или начале следующего. Планируется он даже более «моим» по авторству, чем первый. Ещё хочу попробовать, каково оно — презентовать свою пластинку больше, чем трём с половиной людям. А если кто-то порадуется вместе со мной, я только за!

Официальный паблик