О творчестве Аллы Киселевой


О творчестве Аллы Киселевой

Сырая витальная энергия

Это обозначение энергетического эмоционального воздействия, как сейчас помнится, сказанное на заре моей юности музыкальным критиком об одном очень громком и очень тяжелом роковом коллективе, пришло на ум практически сразу же, когда художница показала свои работы маслом. Их было немного, несколько этюдов с натуры: лопухи, цветы, натюрморт с фруктами, две нежные работы с французскими лошадьми... Но мозаика сразу сложилась. Пока Алла вынимала из папок и сложенных стопками листов цветы, лошадей и пейзажи, выполненные акварелью и пастелью, меня не покидало ощущение недосказанности творческого послания.

Алла Киселева — художница, живущая согласно собственному кредо умножать красоту в мире, милая, воздушная женщина идеально соответствовала своим тщательным этюдным работам с букетами цветов и белыми французскими лошадьми особой изысканной породы. Изысканность присуща пастелям и акварелям Аллы (а также французским пейзажам маслом с кроткими белыми лошадьми, обладающими идеальным равновесием). Если бы не легкое подозрение сырой витальности, которое появилось при ближайшем рассмотрении ее всего лишь цветов, то так бы и остались зрители в атмосфере грез об идеальности.

Любовь к ирисам — цветам модерна — легко воспринимается зрителем как и восхищение многообразием их форм и расцветок. Как говорит сама художница о цветах, как о людях, «они разные — есть холодные, строгие, а есть махровые и веселые, на них смотреть — сплошное удовольствие, поэтому на моих картинах много чудесных ирисов». Герои работ в масле — пионы, тоже частые представители орнаментов модерна в архитектуре — составляют противоположность ирисам. Они, как и навещающие цветы шмели, большие, махровые, пушистые... Портреты цветов, действительно, имеющих каждый свой характер, передавали эстафету характерной эмоции, портреты лошадей, также выполненных пастелью, отражали уже эмоцию автора — любование своей натурой.

Алла Киселева в портретах лошадей как скульптор лепит светом психологию лошадиной природы, в которой мы прочитываем и собственную психологию. Светом она вырезает тень и тьму, в которой проступают героические лошадиные образы. «Лошади... удивительные, благородные, грациозные, — говорит Алла, — Я люблю их с детства. Совершенно невероятные существа. Запомнила как очень правильную чью-то фразу: Лошадь — это большое тёплое четырехкопытное счастье». Об этом счастье повествует художница и увлекает за собой зрителя.

Портреты лошадей вступают в диалог с целой серией характерных этюдов мужчин и женщин, которые явно интересовали художницу своей внутренней жизненной силой. При соблюдении внешнего сходства с натурой этот упорный взгляд вызывал уважение. Портреты выполнены пастелью в лучших традициях русской академической школы и отличаются тщательностью и внимательностью к каждому штриху.

Очевидно, что во внешнем мире автора привлекают по-настоящему сильные проявления энергии, что и подтвердилось при взгляде на ее натурные работы маслом. Техника живописи маслом позволяет художнику дать волю своим внутренним вихрям, черпать силу изнутри поверяя ее натурой.

Именно в этой технике ожидается в творчестве Аллы Киселевой прорыв, который позволит зрителю в полной мере увидеть скрытые силы творческой натуры. Алла Киселева находит свои образы в окружающем мире и уверенно воплощает их в пастелях, путь к картине маслом начат, и мы пожелаем художнице уверенно и упорно пройти по нему. Чтобы сырая витальность тщательно запрятанная в пастелях и акварелях, вырвалась в полной мере наружу, и зритель с изумлением открыл бы для себя буйную красоту дикой женской природы, умеющую при необходимости принарядиться газовым шарфиком и стать ненадолго милой феей, которая дарит утешение и радость.

Официальный паблик