Ирина Шаронова

Интервью

Ирина Шаронова. Мой ангел хранит всех, как может

Хореограф Ирина Шаронова — самый драгоценный представитель Творцов: гармоничная, сильная женщина, чьи произведения созданы для поиска Света — внутри каждого из нас.

— Можно смело сказать, что Ваш творческий стаж уже более двадцати лет. И каждый день наполнен танцем?

— Если честно, не считала. Лучше без цифр. Главное, чтоб каждый день бы наполнен. А танец, движение в моей жизни — это естественное состояние.

— Чему, в Вашем понимании, служит искусство танца?

— Танец — это язык. И как любой язык, служит общению. Передачи мысли в форме. Для меня этот язык более объемный, чем стандартный человеческий. В одном из апокрифических евангелий сказано: «Истина приходит в символах и образах». И мне это ближе.

— Как выбрали эту стезю?

— Родители привели в танцевальный коллектив, когда мне было четыре года. Хорошо помню свои сомнения. Тогда мне представлялось, что все на сцене радостно и красиво, а за кулисами жесткий скучный порядок. Оказалось очень похоже. Только позже стало понятно, что самое интересное — в процессе. Но самое волнующее — это все-таки сцена. Вот что-то там, в детстве, и произошло с первым выходом на сцену. И осталось навсегда.

— У Вас колоссальный опыт работы с гениальными людьми: как на льду, так и в театре. В чем заключается разница в работе хореографа в этих случаях?

— Когда выдается возможность сотрудничества с выдающимися личностями — это подарок. Всегда найдешь, чему поучиться. Что касается разницы, есть, конечно, специфика. И об этом можно долго рассуждать. Могу сказать, что работая со спортсменами, драматическими актерами, вокалистами, учишься ценить точность в жесте, выразительность в простом. Один поворот головы, бывает, стоит многих па.

— Согласны с мнением, что именно искусство должно резонировать от волнений общества?

— Авторы тоже люди. И они резонируют. И тогда их искусство волнуется вместе с событиями вокруг. А вот насколько в творениях присутствует космос, зависит от чего-то большего, чем умения человека. Без этого присутствия искусство мертвое. Голое ремесло. Так что реакция на окружающую атмосферу — не главное.

— Что для Вас является Свободой в Искусстве? А в жизни?

— Свобода в искусстве — для сильных. Когда можешь сделать что-либо без оглядки на предполагаемые оценки зрителей и критики. Для танца — это особенный риск. Остаются только воспоминания о бабочке, живущей один день. Видео сохраняет не все.

Со свободой в жизни сложнее. На мой взгляд, в наше время, в нашей стране мы ничем не ограничены. Только своей волей и желанием. Очень надеюсь, что это сохранится неизменным. Сложнее, потому что человек чувствует свою свободу, когда сталкивается с ограничениями. Вопрос баланса.

— У Вас есть острый и трагичный, на мой взгляд, номер «Услышь Ангела». У него непростая судьба?

— Этот номер — как раз реакция на происходящее в мире, нашей стране, в Украине. Это не совсем номер. Это, скорее, акция. И в этой акции приняли участие мои друзья и коллеги: танцовщица — Ольга Кирпиченкова, художник — Алексей Уланов, режиссер видео — Евгений Неделку и другие замечательные люди, единомышленники. Ведь я родом из Мариуполя. У меня там родственники. Невыносимо думать, что может быть война, могут умирать мирные люди, гибнуть дети. Что брат может стрелять в брата. Но это все происходит. Мир сошел с ума. Порушены все общественные устои. Что толку разбираться в правоте сторон. Спасет только новый миропорядок. Остается надеяться, что черное не станет белым и наоборот. На этом фоне говорить о судьбе номера как-то не очень... Он родился, выброс энергии произошел, хорошо. «Услышь Ангела» — это призыв. Это диалог с человеками. Только сложно ему достучаться. Поэтому мой ангел хранит всех, как может.

— Какие еще важные потрясения готовите для зрителя?

— Хочу гармонии, а не потрясений. Все, что гармонично, то и прекрасно. Буду стремиться.

— Что бы Вам хотелось в Мире? А в мире Искусства?

— Миру — мир! Нет войне! Старо, но своевременно. Хотелось бы, чтоб мир сохранил себя во всех смыслах. Чтоб были люди, люди были людьми, рождались дети, дышали чистым воздухом, ели здоровую пищу.

Про искусство — чтоб оно могло быть. Чтоб была поддержка государства. У нас очень много талантливых людей. Ведь это и есть сила страны.

— Если пофантазировать: как выглядит Ваша утопия?

— Лет в пятнадцать я мечтала, чтоб все жили, танцуя. Передвигались на пальцах. Мне казалось это почти естественным. А если серьезно, то как говорила раннее: обычная гармоничная жизнь всех людей в здоровой душевной и физической атмосфере.

Официальный сайт