Алексей Брындин. Максимализм минималиста

Музыкант, поэт, педагог, Алексей Брындин пребывает в постоянном движении, он идёт к намеченой мечте — записи 15 альбомов. Он считает себя счастливым, в его жизни не было творческих кризисов. От чего же он не высыпается, и почему не считает «зависть» достойной искоренения?

— Алексей, ты постоянно говоришь что множество твоих ценностей относится к семье, дому, достатку и покою. Но творчество — всегда вызов стабильности. Ты смог уровнять эти весы? Как?

— Да, действительно говорю. Однако, если честно, никогда не думал, что творчество — это вызов стабильности. И вообще не считаю, что стабильность — это плохо. Скорее, это от возраста человека зависит. Уверен, что в какой-то момент и для меня и для каждого все станет стабильным. Что касается того, смог ли я уровнять эти весы, то пока не смог. Семьи нет, дом не построил, какой-то достаток есть, конечно, но вот покой точно отсутствует.

— Доволен ли ты работой над сольным альбомом?

— Конечно, нет! Столько еще идей, столько еще людей, столько еще городов, столько еще песен… Я еще по возвращении из армии перед тем, как начал собирать группу, решил для себя, что за жизнь хочу записать пятнадцать альбомов. Откуда такая цифра взялась в голове — не знаю, но я принадлежу к категории людей, которые если что-то решили, то идут к этому, как бы ни было долго и трудно. Что касается работы над сольным альбомом, то довольным, мне кажется, я никогда не буду. Дело в том, что я очень быстро переживаю свои же песни и иду дальше. Одно могу сказать, для дебютного альбома работа проделывается большая и я уверен, что стыдно за него мне потом не будет.

— Что в ближайших планах? Куда движешься, как развиваешься?

— В ближайшем времени поеду в тур. В начале ноября: Челябинск, Новосибирск, Бийск и Барнаул. Буду потихоньку записывать акустические версии своих песен, параллельно доделывать сольный альбом, в конце октября планируется съемка клипа на одну из песен.

Куда при всем при этом я двигаюсь, один Бог знает. Могу только констатировать, что в последнее время чувствую, что люди стали слушать с удовольствием мои песни на концертах… Следующий шаг — научиться делать так, чтобы эти самые люди доходили до этих самых моих выступлений. Про собственное развитие еще трудней отвечать. Развиваюсь и вширь и вглубь… Вширь — потому что стал более открытым для окружающих, а вглубь — потому что мои слова стали более емкими, что ли… Наверное, благодаря постоянно накапливаемым ощущениям и жизненному опыту, мышление стало образным. Все чаще стараюсь пятью-шестью словами передать настроение, мысль, чувства… Вы в праве сказать, что это минимализм, но если вдуматься, то это как раз наоборот. Когда ты изъясняешься таким образом, каждое слово особенно ценно.

Все чаще стараюсь пятью-шестью словами передать настроение, мысль, чувства… Вы в праве сказать, что это минимализм, но если вдуматься, то это как раз наоборот. Когда ты изъясняешься таким образом, каждое слово особенно ценно.

— Почему-то считается, что профессии музыкантов и художников — это халява. Откуда этот миф и как его развеять?

— А кто-то так считает? Не знаю, не сталкивался… Скорее, люди просто не задумываются, когда такое говорят. А раз, давая свою субъективную оценку чужому труду, человек не задумывается, то тут нужно не миф развеивать, а учить человека думать. Откуда же такой миф понять несложно — из лихих рок-н-ролльных 80-ых. Именно тогда вовсю пропагандировалась свободная, не обремененная никакими обязанностями, отрывная жизнь музыкантов. Как развеять такой миф? Да, его уже развеяли! Часто сейчас слышу формулировки, типа: «Это адский труд»…

— У тебя были в жизни серъёзные творческие кризисы, когда ничего создавать не хочется и не можется?

— Никогда не было. Периодически я обращал внимание на то, что я ничего не написал за два-три месяца, но как только я на это обращал внимание, сразу же возникало несколько песен, и уже грех было жаловаться на то, что за четыре-пять месяцев ты написал аналогичное месяцам количество произведений.

— Ты хотел бы принять участие в конкурсе в духе «Народного артиста»? Как относишься к подобным шоу?

— Не хочу. Честно, я даже и не на все крупные фестивали хочу. Дело в том, что во мне отчетливо сформировалось нежелание вставать под какой-либо флаг или лозунг. Сейчас мир вокруг пестрит этим как никогда. Со всех сторон на тебя смотрят плакаты и щиты, в новостных лентах В Контакте, Твиттере, Facebooke невероятное количество мемов, как жить правильно и тому подобное. Я не хочу никого учить жить. К примеру, недавно увидел у одной знакомой в твиттере такую надпись: «Зависть — это плохое чувство, поэтому ничего сейчас не буду писать, чтобы его не вызывать». С одной стороны, всех нас учили этой простой житейской логике, что зависть — это плохо, но с другой, зависть — это чувство, это ощущение… Что же, вы хотите, чтобы палитра красок взаимоотношений в человеческом обществе стала менее яркой? Такого же мнения я и о злобе, ненависти, печали. Если выражаться языком классика: «Что бы делал ваш Свет без Тени?»… Поэтому пускай в «Народном артисте» участвуют одни, а в средних клубах России с гитарой в руках звучат другие. Это правильно, на мой взгляд.

С одной стороны, всех нас учили этой простой житейской логике, что зависть — это плохо, но с другой, зависть — это чувство, это ощущение… Что же, вы хотите, чтобы палитра красок взаимоотношений в человеческом обществе стала менее яркой? Такого же мнения я и о злобе, ненависти, печали.

— Как проходит среднестатистический день Алексея Брындина? Во сколько он встаёт, чем занимается?..

— На мое счастье, такой день мне не вычислить. Встаю по-разному, работаю с разными детьми, записываю разные песни. В целом если взять, то я семь дней в неделю тренирую детей, а во время свободных окон либо выступаю, либо записываюсь, либо смотрю фильм, футбол, спектакль, либо встречаюсь с друзьями. Ложусь стабильно поздно. Впрочем, сейчас начинаю с этим бороться. Опять же, в первую очередь, потому что с утра появились дела.

— Сколько времени в день, неделю ты тратишь исключительно на работу с музыкой и текстами?

— Не знаю. Никогда не считал. У меня вообще беда с погружением в творческий процесс. Уже полгода пытаюсь сделать селфи на студии, но всегда забываю. Когда я играю на гитаре или пишу текст, времени для меня нет. Кстати, это одна из причин периодического недосыпания.

— Как ты считаешь, у тебя выработан свой стиль? Нужен ли стиль творцу? Что такое хороший стиль?

— Эм… Нет, не выработан абсолютно. Нужен он или не нужен — не знаю. Меня внешний вид в меньшей степени волнует, чем содержание песни или качество ее исполнения. Слушателя, однако, возможно волнует и то, как я выгляжу. Что ж, это его право. Вот поэтому у слушателя бы спросить: «Нужен стиль творцу или нет?» В моем же понимании «хороший стиль» — это когда человек в нем выглядит гармонично и одежда подчеркивает личность. По сути, у меня предпочтения в сторону классического стиля склоняются, но это по причине того, что я уже говорил насчет пять-шести слов в строчке. Некий минимализм, который, если в него пристально вглядеться и вдуматься, может оказаться максимализмом.

— Какие вещи влияют на количество счастья в твоей жизни? Счастливым состоянием можно управлять?

— Счастье — это эмоции, ощущения, чувства. Их можно научиться скрывать от окружающих (это называлось раньше «умением себя держать», а сейчас зовется «толерантностью»), но контролировать — упаси вас Бог! Надеюсь, что это невозможно. Что же касается моей жизни, то я всегда нахожусь в счастливом состоянии, то есть никогда не называю сам себя несчастным. Всякое бывало в жизни, но во мне нет такой черты, как жалость к самому себе.

— Расскажи самый неожиданный случай на твоём концерте!

— Пожалуй, это было на мой день рождения, на двадцать четыре года… Мне внесли огромный торт со свечами в зал после окончания выступления. Неожиданность была даже больше не в этом, а в том, что когда его начали резать и есть, один мой друг решил в качестве обозначения необузданного веселья один весомый такой кусок растереть по моей физиономии. Прежде я видел такое только в фильмах, но было весело кидаться тортом.

— Кто для тебя образец добродетели и реализации?

— Пока таких людей нет. Чтобы подобное утверждать о ком-либо, мне необходимо быть очень близко с ним знакомым. Могу только сказать, что если Александр Лямкин (лидер группы «Альтависта») не бросит музыку, вырастит сына и так далее в течение жизни, то он будет первым кандидатом. На данный момент, во всяком случае, этот человек вызывает у меня огромное уважение.

— Говорят, что в России не принято улыбаться: менталитет, история, нищета. Или мы тут все хандрой болеем в связи с холодными условиями? Что с этим делать?

— Как прозвучало в фильме «Поддубный»: «Я не пряник медовый, чтобы всем нравиться». Мы такие, какие есть. Я всей душой люблю Россию и ее жителей. А кто говорит, что у нас не принято улыбаться? Немцы, французы, англичане? С таким же успехом мы можем им в вину поставить, что они это делают как-то подозрительно часто. К сожалению, а, может быть, и к счастью (как посмотреть) Россия — это уникальная страна. По сути, француз, фвстриец и немец ближе друг к другу ментально и культурно, чем жители Санкт-Петербурга, Сочи и Новосибирска. Да, одним из качеств русского человека является не часто появляющаяся улыбка на лице. И что? На мой взгляд, размышлять над тем, что с этим делать — это то же самое, что корова вдруг посмотрит на кобылу и начнет думать «Как бы избавиться от вымени, чтобы также грациозно скакать?» Я не против культурной глобализации, но я против окончательной ассимиляции индивидуальных культур. Человечество должно и может жить в мире и согласии с самим собой и не теряя всех своих оттенков и полутонов. Мирное общество должно строиться прежде всего на понимании, а не на навязывании.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *